Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело

Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело

Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело тупая боль. Вот что почувствовал Фрэнк, когда пришел в себя. Дышать было тяжело, каждый вдох отдавался пожаром в груди, от малейшего движения ломило ребра, которые наверняка были переломаны. На губах тонкой пленкой засохла кровь.

С трудом приоткрыв глаза, Фрэнк, продолжая лежать и не шевелиться, чуть повернул голову в сторону, разглядывая небольшое помещение, походившее на подвал. Под потолком горела одна тусклая лампа, создавая такое мрачное и угнетающее освещение, что казалось, лучше бы здесь вообще было темно, чем так.

Превозмогая боль, парень кое-как приподнялся и сел, опираясь спиной Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело о холодную влажную стену. Правая рука была закована в браслет, прикрепленный к проходящей по стене ржавой трубе. Фрэнк пару раз дернул кистью, но наручники лишь издали тихий лязг. Оглядевшись, Фрэнк сделал вывод, что перемещаться он может только вдоль стены, насколько позволяла труба, а это было примерно по полтора-два метра в каждую сторону, до креплений в стене, которые не пустили бы его дальше. Совсем немного и абсолютно бесполезно. Оружие и мобильника конечно же тоже не было. Как и нескольких запрятанных под одеждой булавок, которыми он бы мог попытаться снять наручники. Ему не оставили ничего. Он даже не сразу заметил, что и Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело металлические колечки в носу и губе тоже исчезли.

Посидев еще какое-то время и привыкнув к боли, Фрэнк свободной рукой осторожно ощупал бока, иногда тихо шипя сквозь зубы от неприятных ощущений. С правой стороны у него было сломано два ребра, с левой, кажется, одно, но он не был до конца уверен. Однако его это даже обрадовало, потому что он ожидал, что после такого избиения он не отделается парочкой незначительных переломов. Но его кости оказались на удивление крепкими. Еще немного болел затылок. Погрузив пальцы в волосы, Фрэнк обнаружил, что они неприятно спутались и слиплись. От крови. Возможно, он сильно ударился и Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело разбил голову, когда его закидывали в фургон, а может сюда в подвал. В любом случае, сейчас он мог лишь строить собственные предположения, основываясь на немногочисленных фактах.

Время превратилось во что-то неопределенное. Фрэнк не мог сказать, находился он здесь минуту или уже целый час, а может и день. Он совершенно потерялся в реальности. Не знал, сколько пролежал здесь без сознания и сколько просидел ни о чем не думая. Темный сырой подвал давил на него. А вообще, в первую секунду, когда он очнулся, когда открыл глаза, он даже не надеялся на то, что он еще жив. Но Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело таким рай точно не мог быть, да он бы и не попал туда. А для ада это место было слишком неплохим. Поэтому ответ оставался только один – от него пока еще не спешили избавляться. Но радоваться было нечему. Фрэнк предпочел бы быструю смерть, без пыток и издевательств. Хотя и перспектива медленно сгнивать в этом подвале тоже радовала его по каким-то причинам. Просто он не хотел, чтобы ему сначала медленно ломали пальцы, один за другим, снова избивали до хриплых стонов, сдирали кожу или делали что-нибудь еще более ужасное. Один выстрел в голову стал бы для него самым прекрасным окончанием жизни, о Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело котором только можно было бы мечтать.



Тишину пронзил скрип двери. Фрэнк поднял глаза, увидев двух заходящих людей. Послышался тихий щелчок выключателя, и глаза Фрэнка ослепли от внезапно вспыхнувшего света. Он не разглядел еще одну лампу прямо над дверью. Она была настолько яркой, что ее одной хватило для того, чтобы осветить даже самый дальний угол. Парень щурился, пытаясь привыкнуть и разглядеть людей, а заодно успеть и получше осмотреть подвал.

-Ладно, оставь нас пока, - голос Криса Фрэнк тут же узнал, и ему стало чуть спокойнее. Второй мужчина молча удалился, прикрывая жутко скрипучую дверь.

Крис подтащил из угла единственный стул с поломанной спинкой Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело и поставил его напротив Фрэнка, который, к несчастью, обнаружил, что больше в подвале вообще ничего нет. Единственным выходом служила дверь, до которой ему было не добраться.

-Дурак ты, Фрэнк, - вздохнул Крис, закидывая ногу на ногу и поправляя промокший длинный плащ.

«Значит, на улице дождь», - пронеслось в голове у парня.

-Ведь я же предупреждал тебя. Ты же знал, чем это все для тебя кончится. Ну, посмотри на себя. – Крис покачал головой, разглядывая сидящего перед ним избитого Фрэнка, который опустил голову так, что черные волосы закрывали лицо. – Скажи, зачем? Лучше не молчи, Фрэнк. Так ты загубишь себя еще быстрее.

Фрэнк приподнял Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело голову, всматриваясь отрешенным взглядом в голубые глаза. Его окровавленные губы зашевелились, но вместо слов с них сорвалось хриплое дыхание. Голос как будто застрял в горле, и парень подавился собственным кашлем, чувствуя, как грудную клетку словно раздирают изнутри.

-Что… с ним? – еле-еле просипел он, едва превозмогая боль и заставляя себя говорить. – Что с Джерардом?

-Фрэнк…

-Скажи мне, что?! – тихий голос снова сорвался на кашель, перемешавшийся со стонами. Фрэнк уже был уверен, что ему еще никогда не было так больно. Но это не имело значения. Ему нужно было знать ответ на свой вопрос.

-Он пока жив, - сказал Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело Крис, не видя, как в этот момент уголки губ парня чуть дрогнули, потому что он снова свесил голову. – Но ненадолго.

По подвалу пронесся негромкий, немного истеричный смех.

-Во всяком случае, это буду не я, - продолжал смеяться Фрэнк, обхватывая грудь одной рукой. Он даже сам не мог понять, почему смеялся. Наверное, это была безысходность.

-Как знать, - коротко ответил Крис, поднимаясь. – Думаю, ты еще не пришел в себя.

Он последний раз бросил обеспокоенный взгляд на дергающегося от смеха и боли Фрэнка и оставил его снова в одиночестве, погасив напоследок яркий ослепляющий свет. А Фрэнк так и продолжал смеяться и кашлять, пока Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело его сознание снова не заполонила темнота.

Очнувшись вечером, Фрэнк обнаружил, что ему принесли еду. Он спал слишком крепко, так что даже скрипучая дверь не разбудила его. К его удивлению ужин (а может и обед, Фрэнк понятия не имел, сколько было времени) на вид оказался весьма сносным. Но именно это ему и не понравилось. Хотя вряд ли его хотели отравить. Это было бы слишком легко. С другой стороны, все это продолжало наталкивать на мысль, что раз от него все еще не избавились и даже принесли еду, значит, в ближайшее время смерть ему точно не грозит.

Фрэнк ни к чему не Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело притронулся. У него настолько ломило тело, что он не хотел даже есть. Сейчас его больше порадовали бы несколько таблеток обезболивающего. Но пришлось довольствоваться лишь бутылкой воды. Он прополоскал рот, сплевывая жидкость и избавляясь от мерзкого вкуса крови, и сделал парочку маленьких глотков. Правая рука жутко затекла, а запястье болело. Труба проходила немного над полом, так что когда Фрэнк лежал, руку приходилось держать на весу, а во сне он не мог этого контролировать, и железный браслет больно впивался в кожу, оставляя красные полосы, которые скоро наверняка должны были посинеть. Но сейчас, вернув себе возможность более менее адекватно мыслить, парень нашел выход Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело из этой ситуации. Он, лежа на спине вдоль стены, придвинулся к ней вплотную и собственным телом ликвидировал зазор между трубой и полом, спокойно положив руку на ногу.

Глядя в потолок, Фрэнк чуть усмехнулся. Он на секунду ощутил себя дома. Только вместо желтой побелки – серый неровный бетон, вместо впивающихся в спину пружин – холодный пол, вместо бесформенной подушки под головой – собственная рука. Странное сравнение, но Фрэнку оно показалось даже неплохим. Он вдруг перестал волноваться о том, что теперь окончательно стал походить на чью-то собаку. У него имелась будка, ошейник и даже миска с едой. Только вот у него не было кое Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело-чего, что было у животных. У него больше не было собственной воли. Пропал инстинкт самосохранения. Если собака однажды могла не вынести плохого обращения и напасть на собственного хозяина, то Фрэнк просто продолжал позволять делать с собой все, что угодно.

До этого момента он никогда не осознавал, насколько слабым был. Зато сейчас у него появилось достаточно времени, чтобы поразмышлять над этим, покопаться в себе, переворошить всю ту грязь в душе, которую он упорно игнорировал. И давящие стены подвала отлично способствовали этому. Они словно преграждали ему путь и не давали убежать от самого себя, от своей сущности, к которой он никогда не Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело обращался, потому что боялся увидеть свое собственное настоящее лицо. Как бы то ни было, в глубине души он всегда боялся признаться себе в том, кто он есть на самом деле. И теперь последняя частичка надежды покинула его. У него больше не осталась света внутри. Только одна сплошная непроглядная тьма.

Когда одиночество Фрэнка нарушили во второй раз (если не считать того, когда его навестил Крис), он уже не спал. Вошедший мужчина, довольно грубый на вид, лишь заглянул, чуть приоткрыв дверь и, убедившись, что с обитателем подвала все в порядке, хотел было уйти, но Фрэнк окликнул его, не узнавая своего хриплого Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело голоса, и сообщил, что ему нужно справить нужду.

Стоять на ногах оказалось сложнее, чем он думал. Голова кружилась и притом не слабо. Впрочем, двое людей, довольно мощной комплекции, которые, не спуская с него глаз, отвели его в необходимое помещение, в любой момент с легкостью могли бы подхватить его под руки.

Из своей небольшой прогулки Фрэнк ничего полезного не вынес. Только то, что подвал вряд ли принадлежал обычному дому, а скорее всего какому-нибудь старому заводу или чему-то вроде того.

Вернувшись, Фрэнк снова обнаружил у себя посетителя в лице того же Криса. Приковав парня обратно к трубе, их Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело оставили наедине.

-Боишься, что отравят? – хмыкнул Крис, дотрагиваясь мысом ботинка до подноса. – Нет, Фрэнки, ты слишком ценный кадр, чтобы от тебя так просто избавляться.

-И какая же от меня польза теперь? – прохладно поинтересовался Фрэнк. Он все еще не мог понять, стал ли для него Крис врагом или нет.

-Ну-у… парочка воспитательных бесед, небольшой курс реабилитации, и ты снова в строю.

Фрэнк немного поерзал на месте, пристраиваясь поудобнее, так, чтобы несильно ломило ребра.

-Почему я жив? – спросил он, запрокидывая голову и прикладываясь затылком к холодной стене, пытаясь унять головную боль.

-Потому что я попросил.

-И неужели тебя просто Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело взяли и послушали?

-Ты сам-то в это веришь?

-Нет, поэтому и спрашиваю.

-Скажем так, я завел здесь парочку полезных знакомств.

-О, даже так, - иронично улыбнулся Фрэнк. – Могу только поздравить тебя с этим.

Игнорируя боль, он снова растянулся на полу, переворачиваясь на правый бок и утыкаясь лицом в стену.

-Фрэнк, послушай, если ты будешь делать все, как я скажу…

-А я не буду, - отрезал Фрэнк. – Знаешь, я лучше просто сдохну здесь. Плевать.

Больше он ничего не сказал, переставая слушать Криса, который, возможно, действительно хотел помочь ему. Но только Фрэнку уже никто не мог помочь. Для него все разом потеряло смысл Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело. Очнувшись в этом подвале, он уже отказался от себя.

-И тебя даже не волнует, что будет… с ним? – фраза невольно пробилась в сознание парня, который успел погрузиться в свой отрешенный мир.

Сначала в ответ Крис снова услышал тишину, но чуть погодя он уловил уже знакомый ему тихий смех. На этот раз по спине пробежался неприятный холодок. Он никогда не видел, чтобы Фрэнк так реагировал на что-то, но это повторялось вот уже второй раз и невольно наводило тревогу.

-Волнует? Почему меня должно это волновать?! – лица Фрэнка не было видно, но, судя по голосу, он явно улыбался. Улыбался зло Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело и жестоко. – Мне все равно.

Крису стало как-то неприятно от его ответа. Скорее даже жутко. Он никогда не слышал такого ледяного и безразличного тона. Он ожидал чего угодно, но только не этих слов. Если раньше Крис понимал, что Фрэнк, после знакомства с художником, стал руководствоваться новыми для него чувствами, которых он никогда не испытывал, то теперь в его словах больше не было абсолютно никакой логики. Внутри Фрэнка что-то пошатнулось, превращая его в кого-то другого.

Фрэнк и сам отдаленно осознавал это, лежа на грязном полу, снова и снова прокручивая в голове сказанную им фразу. Но внутри него как Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело будто поселился кто-то другой. Кто-то, кто притеснял его настоящего, говорил за него и уже почти начинал думать за него. А сопротивляться ему у Фрэнка уже просто не было сил, поэтому он смиренно передал власть над своим сознанием, отступая в сторону. Пусть им лучше управляют злость, жестокость и ненависть, а он настоящий сможет спокойно обитать на глубине своего разума, откуда не видно реальности, куда не проникает боль.

Прошло несколько дней, Крис продолжал приходить и пытался поговорить с Фрэнком, но он вел себя точно так же, с каждым разом становясь все страннее. Он совершенно не узнавал в нем прежнего немногословного Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело мальчика, словно это был другой человек. Фрэнк всегда отличался тем, что в нем, что бы ни случилось, оставались сочувствие, понимание и человечность. А сейчас из него словно выкачали все это. После того вечера в нем больше не осталось ничего.

-Зачем ты все это делаешь? – когда за все дни Фрэнк впервые задал вопрос, сохраняя достаточно спокойное выражение лица, Крис почувствовал какое-то облегчение, надеясь, что его друг наконец-то начал приходить в себя.

-Что именно? – они расположились так же, как и при первой встрече здесь. Фрэнк сидел на полу, прикованный наручниками все к той же трубе (он Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело даже успел уже немного привыкнуть к этому), а Крис – на стуле напротив.

-Пытаешься помочь. Тебе не хватает проблем? Почему ты вытащил меня из этого приюта? Тебе ведь и без меня было трудно. Я всегда был обузой. И теперь тоже. Что ты получил взамен? Ничего. И все равно ты продолжаешь тратить свое время. Зачем? Зачем, Крис?

-Фрэнк, а если бы мы поменялись местами, что бы ты делал?

Парень пожал плечами.

-Не знаю.

-Ну вот и подумай.

Крис встал, поправляя плащ и чувствуя на себе тяжелый холодный взгляд.

-Ты можешь вытащить меня отсюда?

-Могу, - мужчина отставил стул обратно в угол. – Но Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело только если ты подчистишь свои хвосты.

-Хвосты? Ха-ха-ха! Ты серьезно?! – подвал снова заполнился этим ужасным истеричным смехом, от которого волосы на теле становились дыбом. – Ты хочешь сказать, что у меня есть третья попытка? Третья?! Даже не вторая! – Фрэнк закрыл лицо рукой, давясь смешками. – Как забавно.

-Ничуть! – Крис подлетел к нему, хватая его за запястье и видя, как парень морщится, словно увидел что-то противное. Ему было неприятно, что к нему снова прикасаются. – Ты что, не видишь, что с тобой?!

-А что не так? – усмехнулся Фрэнк.

-Ты становишься ненормальным, Фрэнк! Ты сам себя разрушаешь! Если ты не остановишься Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело сейчас, потом будет поздно.

-А когда я был нормальным?! Скажи, когда?! Убивать людей – нормально?! Да?! В таком случае, лучше я буду психом!!! Так я хоть немного оправдаюсь перед самим собой!

Фрэнк кричал, чувствуя, как каждое слово отдается болью в груди, как при каждом вдохе резко пронзает легкие, но мужчина не хотел все это слушать. Он уже стоял у двери, собираясь толкнуть ее и выйти.

-Я убью его.

Если бы в этот момент Крис не знал, что они тут одни, он бы подумал, что эти слова только что произнес кто-то другой, а не Фрэнк.

-Что? – не веря своим ушам, он медленно развернулся Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело, смотря на разбитого парня.

-Выпусти меня, и я убью Джерарда Уэя, - повторил Фрэнк совершенно ровным голосом. – Я передумал, пусть лучше это буду я, чем кто-то другой. – В его глазах чернела абсолютная пустота. – Я никому не позволю даже прикоснуться к нему. Он только мой.

Блин... глава странная... вот реально странная... Боюсь реакции на нее, но, с другой стороны, я вижу ее именно так. Сложно передать свое представление того, что происходит с Фрэнком словами, но, я надеюсь, что меня поймут. Но к кирпичам я тоже готов, как всегда :D


documentabszlin.html
documentabszssv.html
documentabtaadd.html
documentabtahnl.html
documentabtaoxt.html
Документ Часть 13. Холодный неровный пол, неприятный запах влажности в воздухе и пронизывающая все тело