11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана

Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, и протянул его мне.

— Противоядие.

Я была настолько погружена в наши рассуждения, что совсем забыла о нем. Я внимательно посмотрела на флакон, с подозрением.

— Мне удалось заставить Блэйкли рассказать, что нож, которым он ударил тебя, это самый мощный прототип из всех, что он изобрел до сих пор. Он поместил в твой организм в двадцать раз больше Мастерства Дьявола, чем тот напиток, который дал тебе Данте.

Вот почему тебе необходимо противоядие. Без него, у тебя разовьется нерушимая зависимость к Мастерству Дьявола. В достаточно высоких дозах этот самый прототип будет разрушать тебя изнутри. Он будет 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана овладевать твоим мозгом также, как любой другой смертельный наркотик.

Слова Патча застали меня врасплох. Я проснулась этим утром с ненасытным аппетитом к Мастерству Дьявола, потому что Блэйкли заставил меня желать его больше, чем еда, питье, или даже воздух?

Мысль о пробуждении каждый день, управляемой этим голодом, разлило обжигающее чувство стыда по моим венам. Я не представляла, как высоки были ставки. И, неожиданно, почувствовала себя благодарной Патчу за то, что он достал противоядие. Я бы все отдала, чтобы никогда не чувствовать эту непреодолимую потребность снова.

Я откупорила пузырек.

— Должна ли я что-нибудь знать, прежде чем принять 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана это?

И поднесла пузырек к носу. Без запаха.

— Он не подействует, если ты принимала Мастерство Дьявола в последние двадцать четыре часа, но это не должно быть проблемой. Хорошо, что прошел день с тех пор, как Блэйкли ранил тебя, — сказал Патч.

Флакон был в дюйме от моих губ, когда я остановилась. Только этим утром я употребила полную бутылку Мастерству Дьявола. Если я приму противоядие сейчас, оно не сработает. Я по-прежнему останусь зависимой.

— Зажми нос и отклонись назад. Оно не может быть таким же неприятным на вкус, как Мастерство Дьявола, — сказал Патч.

Я хотела рассказать Патчу о бутылке, которую стащила у Данте. Хотела 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана объяснить свое поведение. Он бы не стал винить меня. Это было ошибкой Блэйкли. Это было Мастерство Дьявола. Я с жадностью осушила целую бутылку, и вряд ли могла иметь выбор, я была ослеплена потребностью.

Я открыла рот, чтобы признаться во всем, но что-то остановило меня. Мрачный, чужой голос поселившийся глубоко внутри меня шептал, что я не хочу быть свободной от Мастерства Дьявола. Пока нет. Я не могла лишиться власти и силы, которые пришли с ним — не когда мы находились на грани войны. Я должна сохранить эти возможности в секрете, на всякий случай. Это не ради Мастерства Дьявола. Это 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана ради собственной безопасности.

И затем началась тяга, облизывая мою кожу, увлажняя мой рот, заставляя меня вздрагивать от голода. Я оттолкнула ощущения в сторону, гордясь тем, что сделала это. И не поддалась так, как этим утром. Я буду лишь воровать и пить Мастерство Дьявола в случаях крайней необходимости. И буду всегда держать антидот при себе, так я смогу прервать зависимость в любой момент, когда захочу. Я бы сделала это на своих условиях. У меня есть выбор. Я держала себя в руках.



Тогда я сделала нечто, чего не ожидала от себя. Импульс вспыхнул с моем сознании, и я действовала, не 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана задумываясь. Я на миг встретилась глазами с Патчем, призвала все свои умственные силы, чувствуя как они изгибаются внутри меня, словно великая, выпущенная, естественная сила, и заставила его разум поверить, что приняла противоядие.

"Нора выпила его, — шептала я обманчиво в его разуме, помещая картинку, подтверждающую мою ложь. — Все, до последней капли".

Затем сунула флакон в карман. Все произошло за считанные секунды.

Глава

Я ОСТАВИЛА ПАТЧА, СОБИРАЯСЬ ЕХАТЬ ДОМОЙ, все это время сражаясь с сильными мучительными ощущениями в животе, которые казались частью вины, частью подлинной болезни. Я не могла вспомнить ни единого момента в своей жизни, когда испытывала большее чувство стыда.

Или большее чувство 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана ненасытности.

Мой живот сократился, пронзенный голодными спазмами. Они были настолько резкими, что заставили меня согнуться к рулю. Это было похоже, словно я проглотила гвозди, и они раздирали мои внутренности. У меня появилось ощущение, что мои органы съёживаются. Затем последовал пугающий вопрос: что если мое тело поглотит само себя в качестве еды.

Но мне была нужна не еда.

Я остановилась и позвонила Скотту.

— Скажи мне адрес Данте.

— Ты никогда прежде не была у него? Ты действительно его девушка?

Меня раздражало, что он замедлял наш разговор. Мне нужен был адрес Данте, и не было времени на болтавню.

— Ты знаешь его или 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана нет?

— Я отправлю тебе адрес сообщением. Что-то случилось? Ты какая-то дерганая. Уже несколько дней.

— Все в порядке, — сказала я, затем повесила трубку и развалилась в кресле. Пот выступил на верхней губе. Я сжала руль, пытаясь отогнать тягу, которая, казалось, схватила меня за горло и трясла. Мои мысли были прикованы к одному слову — Мастерство Дьявола.

Я попыталась отделаться от искушения. Я просто взяла Мастерство Дьявола этим утром. Целую бутылку. Я могла разрушить эту зависимость. Я сделала выбор, когда я нуждалась в большем количестве Мастерства Дьявола. Я сделала выбор, когда, и сколько.

Колющий пот распространился на 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана спину, ручейками скатываясь под рубашку. Мои бедра, горячие и влажные, казалось, прилипли к сиденью. Несмотря на то, что был октябрь, от меня исходили разряды электрического тока.

Я вырулила обратно на дорогу, но внезапный гудок клаксона заставил меня резко затормозить. Белый фургон промчался мимо, его водитель сделал неприличный жест через окно.

Возьми себя в руки, сказала я себе. Сконцентрируйся.

Через нескольких проясняющих голову вздохов, я загрузила адрес дома Данте на свой мобильный телефон. Изучила карту, выдала иронический смех, и развернулась в обратном направлении. Данте, как выяснилось, жил менее чем в пяти милях от дома Патча.

Десять минут спустя я проехала 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана под пышной аркой из деревьев, навесающих над дорогой, пересекла булыжный мост и припарковала Фольксваген на причудливой, изогнутой и высаженной деревьями улице. Дома были преимущественно белыми Викторианскими, с излишне выделяющимися деталями и крутыми скатными крышами. Все они были вычурными и чрезмерными.

Я определила дом Данте — в стиле королевы Анны на Набережной 12 — весь в шпилях, башнях и фронтонах. Дверь была окрашена в красный, с большим латунным молотком для стука. Я пропустила молоток и направилась прямиком к звонку, нажав неоднократно. Если он не торопился и не отвечал. .

Данте открыл дверь, его лицо выражало удивление.

— Как ты нашла это место?

— Скотт.

Он посмотрел неодобрительно.

— Я 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана не люблю людей, которые появляются перед моей дверью без предупреждения. Большой поток посетителей выглядит подозрительно. У меня любопытные соседи.

— Это важно.

Он кивнул подбородком в сторону дороги.

— Этот кусок хлама, который ты водишь, как бельмо на глазу.

Я была не в настроении обмениваться остроумными оскорблениями. Если мой организм не получил бы в ближайшее время Мастерство Дьявола — всего несколько капель — мое сердце галопом выскочило бы из груди. Даже сейчас мой пульс бился с бешенной скоростью и я прилагала усилия, чтобы сделать вздох. Я походила на человека, который провел последние часы, взбираясь по холмам, настолько я запыхалась.

— Я передумала. Я хочу Мастерство 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана Дьявола. Для резерва, — и быстро добавила: — на случай, если окажусь в ситуации с численным превосходством, и мне это понадобится.

Я не могла концентрироваться достаточно долго, чтобы сказать звучала ли я убедительно. Красные вспышки мелькали перед глазами. Мне отчаянно хотелось вытереть лоб, но я не хотела привлекать дополнительное внимание к своему обильному потоотделению.

Данте одарил меня вопросительным взглядом, который я не могла вполне расшифровать, затем позволил мне войти. Я стояла в фоей, осматривая чистые, белые стены и пышные восточные ковры. Коридор переходил в кухню. Гостиная слева, и столовая, окрашенная в те же насыщенно красные тона, как вспышки 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана в моих глазах, находилась справа. Насколько я могла видеть, вся мебель была антикварной. Хрустальная люстра свисала над головой.

— Мило, — удалось выдавить мне между скачущим пульсом и покалыванием в конечностях.

— Дом принадлежал друзьям. Они оставили его мне в своем завещании.

— Жаль, что их больше нет.

Он прошел в столовую, отклонил большую картину со стогом сена на лицевой стороне и показал освященный веками потайной сейф в стене. Набрал код и открыл камеру.

— Вот, держи. Это новый прототип. Невероятно концентрированный, поэтому пить в малых дозах, — предупредил он. — Две бутылки. Если ты решила начать принимать его сейчас, это должно продлиться неделю.

Я кивнула, пытаясь 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана сглотнуть подступающие слюни, когда взяла синие светящиеся бутылки.

— Я хочу кое-что рассказать тебе, Данте. Я поведу Нефилимов на войну. Так что, если ты сможешь выделить больше, чем две бутылки, я могла бы использовать их.

Я собиралась полностью поведать Данте о своем решении идти в бой, но не хотела говорить ему со смыслом на надежду выиграть при помощи Мастерство Дьявола. Казалось бы, трусливый маневр, но я была слишком голодна, чтобы чувствовать намного больше, чем самую малость вины.

— Война? — повторил Данте, крайне удивившись. — Ты уверена?

— Ты можете сказать большим шишкам Нефилимам, что я разрабатываю план против падших ангелов.

— Это отличные 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана новости, — сказал Данте, все еще выглядя потрясенным, когда вложил дополнительную бутылку Мастерства Дьявола мне в руки. — Что заставило тебя передумать?

— Трансформация сердца, — сказала я, подумав, что это прозвучало достойно. — Я не просто возглавляю Нефилимов. Я единственная.

Данте провожал меня взглядом и потребовалась каждая унция контроля, чтобы спокойно подойти к Фольксвагену. После нашего короткого прощания, я завернула за угол, немедленно припарковавшись и откручивая крышку бутылки. Я почти запрокинула ее для глотка, когда звук рингтона Патча заставил меня подскочить, расплескав синюю жидкость на колени.

Она мгновенно испарилась, поднимаясь в воздух, как дым от потушенной спички. Я выругалась себе под нос, разъяренная 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана тем, что потеряла еще несколько драгоценных капель

— Алло? — ответила я. Перед взором проносились красные вспышки.

— Мне не нравится обнаруживать тебя в доме другого мужчины, Ангел.

Я немедленно посмотрела в окна по обе стороны. И затолкнула Мастерство Дьявола под сиденье.

— Где ты?

— Тремя машинами позади.

Мои глаза метнулись к зеркалу заднего вида. Патч спрыгнул со своего мотоцикла и направлялся ко мне, прижимая телефон к уху. Я вытерла лицо воротником рубашки.

И опустила стекло.

— Преследуешь меня? — спрасила я Патча.

— Устройство слежения.

Я начинала ненавидеть эту вещь.

Патч оперся локтями о крышу моей машины, наклоняясь ближе.

— Кто живет на Набережной?

— Это устройство слежения довольно 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана специфично.

— Я покупаю только лучшее.

— Данте живет на Набережной 12, - нет смысла лгать, когда казалось, что он уже провел свое расследование.

— Я не люблю обнаруживать тебя в доме другого мужчины, и ненавижу находить тебя у него, — выражение его лица было достаточно спокойным, но я могла сказать, что он ждал объяснений.

— Мне нужно было, чтобы он подтвердил время нашей тренировки завтра утром. Я находилась в этом районе, и решила, что хорошо было бы зайти, — ложь выскользнула легко, настолько легко. Все, о чем я могла думать, было: избавиться от Патча. Мое горло наполнилось вкусом Мастерства Дьявола. Я нетерпеливо сглотнула.

Патч осторожно сдвинул 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана мои солнцезащитные очки выше на нос, затем наклонился через окно и поцеловал меня.

— Я на пути к изучению еще нескольких зацепок, касающихся шантажиста Пеппера. Нужно что-то прежде, чем я уйду?

Я отрицательно покачала головой.

— Если тебе нужно поговорить, знай, я всегда к твоим услугам, — добавил он мягко.

— Поговорить о чем? — почти оправдываясь, спросила я. Мог ли он знать о Мастерстве Дьявола? Нет. Нет, он не мог.

Он какое-то мгновение изучал меня.

— О чем угодно.

Я выждала пока Патч уедет прежде, чем выпила один жадный маленький глоток разом, пока не была удовлетворена.

Глава

НАСТАЛ ВЕЧЕР ЧЕТВЕРГА, А ВМЕСТЕ 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана С НИМ полное преобразование фермерского дома. Гирлянды из осенних листьев в звездочках, золоте, и каштанах свисали с карнизов. Огромные грозди высушенных кукурузных стеблей украшали дверь.

Марси скупила, казалось, все тыквы со всего штата Мэн, и выстроила их в ряд вдоль тротуара, дороги и каждого последнего квадратного дюйма крыльца. Некоторые были вырезаны в виде "тыквы-фонаря", с мерцающим светом в их жутких физиономиях. Мстительная часть меня хотела сказать ей, что это было похоже, на сувенирную лавку раскинутую на нашем газоне, но правда была в том, что она сделала хорошую работу.

Внутри, чарующая музыка доносилась из стерео-колонок. Мебель была заставлена черепами 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, летучими мышами, паутиной и призраками. Марси арендовала машину сухого льда — будто у нас во дворе было не достаточно настоящего тумана.

У меня в руках было два бумажных пакета, наполненных последними недостающими вещами, и я несла их на кухню.

— Я вернулась! — завопила я. — Пластмассовые чашки, один пакет с паутиной, два пакета льда и много скелетного конфетти — все как ты просила. Содовая все еще в багажнике. Есть кто из добровольцев, чтобы помочь занести её в дом?

Марси непринужденно вошла в комнату, и у меня отвисла челюсть. Она одела черный виниловый лифчик и соответствующие узкие брюки. И больше ничего. Ее ребра торчали 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана из кожи, и ее бедра были как палочки фруктового мороженого.

— Поставь содовую в холодильник, лед в морозильник, и разбросай скелетное конфетти на обеденный стол, только не попади в еду. Это пока всё. Оставайся поблизости, на случай, если мне понадобиться что-нибудь еще. Я должна пойти, закончить свой костюм.

— Ну, это облегчение. Я на минутку подумала, что это все, что ты запланировала надеть, — сказала я, указывая на откровенный винил.

Марси мельком осмотрела себя.

— Это. Я — Женщина-кошка. Мне только нужен горячий клей для черных фетровых ушек к своему ободку.

— Ты оденешь лифчик на вечеринку? Только лифчик?

— Ободок для волос.

О, вероятно 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, будет здорово. Я не могла дождаться комментария Ви.

— Кто Бэтмен?

— Роберт Бокслер.

— Полагаю, это означает, что Скотт умыл руки? — это был больше риторический вопрос. Просто, чтобы напоследок провернуть тот самый преславутый нож.

Марси высокомерно подергала плечами.

— Кто такой Скотт? — сказала она и продефилировала вверх по лестнице.

— Он предпочел Ви тебе, — торжествовала я ей вслед.

— Мне плевать, — парировала Марси. — Вероятно, это твоих рук дело. Не секрет, что он делает все, что ты скажешь. Положи содовую наконец-то в холодильник.

Я показала язык, несмотря на то, что она не могла этого увидеть.

— Мне тоже нужно подготовиться, знаешь ли 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана!

В семь прибыли первые гости. Ромео и Джульетта, Клеопатра и Марк Энтони, Элвис и Присцилла. Даже бутылки кетчупа и горчицы, прогуливаясь, вошли через парадную дверь. Я позволила Марси играть в хозяйку и улизнула на кухню, наполнить свою тарелку пряными яйцами, закусочными колбасками и сладкой кукурузой.

Я была слишком занята, учитывая все подготовительные указания Марси, чтобы поужинать. Это, и новая формула Мастерства Дьявола, которую дал мне Данте, казалось, обуздали мой аппетит в течение первых несколько часов после того, как я приняла его.

Я проделала довольно хорошую работу по его дозированию, и, осталось достаточно, чтобы хватило еще на несколько дней. Когда я 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана впервые начала принимать новую формулу, ночная потливость, головные боли и странные покалывающие ощущения, которые настигали меня в самые неожиданные моменты, прекратились.

Я была уверена: это означало, что опасность зависимости миновала, и я научилась безопасно использовать Мастерство Дьявола. Умеренность была основой. Блэйкли, возможно, пытался подсадить меня на Мастерство Дьявола, но я была достаточно сильной, чтобы установить свой собственный ​​предел.

Эффект Мастерства Дьявола был невероятен. Я никогда не чувствовала себя настолько прекрасно морально и физически. Я знала, что, в конечном счёте, должна прекратить принимать его, но с напряжением и опасностями Хешвана и надвигающейся войны, я рада, что была осторожной. Если 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана любой из моих солдат Нефилимов нападёт на меня, то, на этот раз, я буду готова.

После насыщения закусками и Спрайтом, поданном в черном котле, я выбралась в гостиную, посмотреть не появились ли Ви и Скотт. Огни были приглушены, все были в костюмах, и было сложно различать лица в толпе. Плюс, я посмотрела на список приглашенных. Друзья Марси имели численный перевес в нем.

— Хорошенький костюм, Нора. Но ты далеко не дьявол.

Я искоса посмотрела на Мартишу Адамс. И зажмурилась в замешательстве, затем улыбнулась.

— О, эй, Бейли. Я почти не узнала тебя с темными волосами, — Бейли сидел рядом со мной на математике, и 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана мы были друзьями начиная со средней школы. Я подняла хвост дьявола, с небольшой красной лопаткой на кончике, чтобы спасти его от парня позади меня, который продолжал случайно наступать на него и сказала: — Спасибо что пришел сегодня.

— Ты закончила свою домашнюю работу по математике? Я не понял единственную вещь, которую мистер Хурон пытался объяснить нам сегодня. Каждый раз, когда он начинал решать задачу на классной доске, он останавливался на полпути, стирал свою работу и начинал заново. Не думаю, что он знает, что делает.

— Да уж, я, наверное, собираюсь потратить время на это завтра.

Его глаза засветились.

— Мы должны встретиться в 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана библиотеке и сделать это вместе.

— Я обещала маме, что вычищу подвал после школы, — отмазалась я.

Правда была в том, что домашняя работа соскользнула на несколько пунктов вниз в моем списке приоритетов, в последнее время. Было трудно беспокоиться о школе, когда я боялась, что в любой день жуткое перемирие между падшими ангелами и Нефилимами может сломаться. Падшие ангелы задумали что-то. И я бы все отдала, чтобы узнать что.

— Ох. Может быть, в следующий раз, — сказал Бейли, как показалось, разочарованно.

— Ты видел Ви?

— Пока нет. В костюме кого она должна прийти?

— Няня. Её пара — Майкл Майерс из Хэллоуина 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, — объяснила я. — Если ты увидишь ее, скажи, что я ее ищу.

Когда я проходила через гостиную, я столкнулась с Марси и ее парой, Робертом Боксером.

— Как обстоят дела с едой? — спросил меня Марси авторитетно.

— Моя мама занимается этим.

— Музыка?

— Деррик Коулман — ди-джей.

— Как народ? Все весело проводят время?

— Я только что закончила обход, — в некотром роде.

Марси оценивающе посмотрела на меня.

— Где твоя пара?

— Имеет значение?

— Я слышала, ты встречаешься с каким-то новым парнем. И слышала, он не ходит в школу. Кто он?

— От кого ты это услышала? — предполагаю, слухи обо мне и Данте распространились, в конце концов 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана.

— А это важно? — повторила Марси язвительно. Она потерла нос от отвращения. — Кем ты нарядилась?

— Она — дьявол, — сказал Роберт, — вилы, рожки, красное платье вампа.

— Не забывайте черные военные ботинки, — сказал я, выставляя их на показ. Я была благодарна Ви за них также, как и за красные блестящие шнурки.

— Я не слепая, — сказала Марси. — Но тема вечеринки — известные пары. Дьявол никому не подходит.

В этот момент через парадную дверь вошел Патч. Я внимательно присмотрелась, чтобы убедиться, что это действительно он. Не ожидала, что он придет. Мы не выяснили отношения после ссоры, и я гордо отказалась делать первый шаг, вынуждая себя запирать сотовый 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана телефон в ящик всякий раз, когда испытывала желание позвонить ему и извиниться, несмотря на возрастающую во мне тревогу о том, что он также может никогда не позвонить. Моя гордость тут же сменилась облегчением, когда я увидела его. Мне не нравилось бороться с ним. Я ненавидела, когда его нет рядом. Если он был готов исправить это, то я тоже.

Улыбка пробежала по моему лицу при виде его костюма: черные джинсы, черная футболка, черная маска. Последняя скрыла все, кроме его холодного, оценивающего взгляда.

— Вот моя пара, — сказала я, — опоздал, как и положено.

Марси и Роберт обернулись. Патч одарил меня приветливым взглядом 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана и вручил свою кожаную куртку какому-то бедному новичку Марси, который дежурил гардеробщиком. Цена, которую некоторые девочки заплатили бы, чтобы посетить вечеринку для старшеклассников, была почти позорна.

— Не честно, сказал Роберт, снимая маску Бетмена, — чувак не надел костюм.

— Независимо от того, что ты делаешь, не называйте его чуваком, — сказала я Роберту, улыбаясь Патчу, когда он подошел.

— Я знаю его? — спросила Марси. — Кем он должен быть?

— Он — ангел, — сказал я. — Падший ангел.

— Он не похож на падшего ангела, — запротестовала Марси.

"Показывает, насколько ты узнаваем," — подумала я, как только Патч приобнял меня за шею и притянул в легком поцелуе 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана.

"Я скучал по тебе," — сказал он в моих мыслях.

"И я. Давай больше не будем ссориться. Мы можем оставить это в прошлом?"

"Считай, что уже оставили. Как тебе вечеринка?" — спросил он.

"Я еще не испытываю желание спрыгивать с крыши".

"Рад это слышать".

— Привет, — сказала Марси Патчу, более кокетливым тоном, чем, я слышала по отношению к ее паре, стоящей рядом в нескольких дюймах.

— Привет, — повернулся Патч, кивнув в знак приветствия.

— Я тебя знаю? — спросила она, с любопытством наклоняя голову на бок. — Ты входишь в CHS?

— Нет, — сказал он, не вдаваясь в детали.

— Тогда откуда ты знаешь Нору?

— Кто не знает 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана Нору? — возразил он мягко.

— Это моя пара, Роберт Боксер, — сказала Марси с видом превосходства. — Он играет нападающим в футбольной команде.

— Впечатляет, — ответил Патч, достаточно вежливым тоном, чтобы казаться заинтересованным. — Как складывается сезон, Роберт?

— Мы провели несколько сложных игр, но это не страшно, что мы не можем прийти в форму после этого, — Марси вмешалась, гладя грудь Роберта утешительно.

— В каком спортзале ты занимаешься? — спросил Роберт у Патча, глядя на его телосложение с открытым восхищением. И завистью.

— В последнее время у меня мало свободных перерывов, чтобы ходить в спортзал.

— Ну, ты классно выглядишь, старик. Если ты хочешь, можем потягать железо вместе. Позвони 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана мне.

— Удачи вам в остальной части сезона, — сказал Патч Роберту, заключив его в то хитрое рукопожатие, о котором все парни, очевидно, знают инстинктивно.

Мы с Патчем побрели в глубь дома, петляя по коридорам и комнатам, пытаясь найти уединенный уголок. Наконец, он потянул меня в ванную комнату, ногой захлопнул дверь, и запер её на ключ. Прислонил меня к стене и провел пальцем по одному из красных ушек дьявола, его глаза глубокого черного цвета выражали желание.

— Милый костюмчик, — сказал он.

— Взаимно. Могу сказать, ты очень долго думал над своим костюмом.

Его губы скривились в ухмылке.

— Если тебе не нравится, я могу снять его 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана.

Я задумчиво постучала пальцем по подбородку.

— Это должно быть лучшее предложение за всю ночь.

— Мои предложения всегда лучшие, Ангел.

— Перед началом вечеринки, Марси попросила меня зашнуровать спину костюма женщины-кошки, — я симпровизировала чаши весов руками, — выбрать лучшее — нелегкое испытание.

Патч снял маску и тихо рассмеялся мне в шею, отодвигая волосы с моих плеч. От него пахло невероятно. Он был теплым, сильным, и настолько близким. Мое сердце забилось быстрее, сжимаясь от чувства вины. Я лгала Патчу.

Я не могла забыться. И закрыла глаза, позволяя его губам исследовать мои, пытаясь потеряться на мгновение. Все это время ложь билась, билась, билась 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, в моей голове. Я принимала Мастерство Дьявола, и обманула его трюком разума. Я все еще употребляла Мастерство Дьявола.

— Проблема твоего костюма в том, что он недостаточно скрывает твою личность, — сказала я, отстраняясь. — И мы не должны быть замечены вместе на публике, помнишь?

— Я здесь только на минутку. Не мог пропустить вечеринку своей девушки, — пробормотал он. И наклонил голову, чтобы снова поцеловать меня.

— Ви до сих пор нет, — сказала я. — Я пыталась позвонить ей. И Скотту. Меня переадресовали на голосовую почту оба раза. Мне стоит волноваться?

— Возможно они не хотят, чтобы им мешали, — он говорил мне в ухо глубоким и 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана скрипучим голосом. Он поднял мое платье выше по ноге, поглаживая большим пальцем мое голое бедро. Тепло его ласк преодолело мои угрызения совести. Ощущения трепетали во мне. Я снова закрыла глаза, на этот раз непроизвольно. Все узлы ослабли. Мое дыхание немного участилось. Он знал, как взволновать меня.

Патч поднял меня на выступ раковины, его руки раздвинули мои бедра. Я почувствовала теплоту и головокружение внутри, и когда он накрыл мои губы своими, я могла бы поклясться, что пошли искры. Его прикосновение обожгло меня страстью.

Трепещущий, опьяняющий текучий жар от нахождения рядом с ним никогда не увядал, независимо от того 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана, сколько времени мы были вместе, флиртовали и целовались. В любом случае, этот электрический заряд усилился. Я хотела Патча, но не доверяла самой себе, когда делала это.

Не знаю, как долго дверь ванной была открытой прежде, чем я заметила. Я отпрянула от Патча, открыв рот. Моя мама стояла в темном проходе, бормоча что-то о замке, который никогда не работал должным образом, и она давно хотела исправить его за последние годы, когда ее глаза, должно быть, приспособились к полумраку, потому что она остановилась на середине извинений.

Ее рот захлопнулся. Ее лицо побледнело… затем вспыхнуло глубоким, испепеляюще красным. Я никогда не видела 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана ее такой разъяренной.

— Вон! — указала она пальцем на дверь. — Вон из моего дома, сейчас же, и не думай возвращаться или касаться моей дочери снова! — зашипела она на Патча в гневе.

Я спрыгнула с раковины.

— Мама….

Она повернулась на меня.

— Ни слова от тебя! — пробормотала она. — Ты сказала, что рассталась с ним. Ты сказала это… всё это… между вами… кончено. Ты солгала мне!

— Я могу объяснить, — начала я, но она повернулась вновь к Патчу.

— Это то, чем ты занимаешься? Обольщаешь молодых девушек в их собственных домах, с их собственными матерями, находящимися поблизости? Тебе должно быть стыдно за себя!

Патч 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана переплел свою руку с моей, захватывая ее крепко.

— Как раз наоборот, Блайт. Ваша дочь значит для меня всё. Целиком и полностью. Я люблю ее — вот и всё, — он говорил со спокойной увереностью, но его челюсть была настолько неподвижна, будто вырезана из камня.

— Ты разрушил ее жизнь! С момента как она встретила тебя, все пошло кувырком. Можешь отрицать все что хочешь, но я знаю, что ты был причастен к ее похищению. Убирайся из моего дома, — зарычала она.

Я отчаянно вцепилась в руку Патча, бормоча: "Мне жаль, очень жаль," — снова и снова с помощью мысленной связи. Я провела лето взаперти, против 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана своей воли, в отдаленном домике. Хэнк Миллар был тайным организатором, стоявшим за моим заключением, но моя мама не знала этого.

Ее разум соорудил стену вокруг воспоминаний о нем, улавливая все хорошее и пропуская все остальное. Я обвиняла Хэнка, обвиняла Мастерство Дьявола. Она решила для себя, что Патч был замешан в моем похищении, и для нее это была такая же истина, как солнце, восходящее каждое утро.

— Я должен уйти, — сказал мне Патч, обнадеживающе пожимая моя руку. "Я позвоню тебе позже," — добавил он в моих мыслях.

— Я тоже так думаю! — отрезала моя мама, ее плечи вздымались от напряженного тяжелого дыхания.

Она 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана отступила в сторону, позволяя Патчу выйти, но загородила дверной проем прежде, чем я смогла бы убежать.

— Ты наказана, — сказала она твердым тоном. — Наслаждайся вечеринкой, пока она продолжается, потому что это будет последним общественным мероприятием на долгое-долгое время.

— Ты даже не хочешь выслушать меня? — огрызнулась я, взбешенная тем, как она относиться к Патчу.

— Мне нужно время, чтобы остыть. В твоих интересах, оставить меня в покое. Возможно я буду в настроении, разговаривать завтра, но это последнее, что меня интересует прямо сейчас. Ты лгала мне. Ты действовала за моей спиной. Хуже того, я должна была застукать тебя, снимающую свою одежду, с ним в нашей 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана ванной. В нашей ванной! Он хочет одного от тебя, Нора, и он получит это там, где сможет. Нет ничего особенного в потере твоей девственности в туалете.

— Я не… мы не… моя невинность? — я покачал головой и сделала брезгливый жест. — Забудь об этом. Ты права — ты не хочешь слушать. И никогда не хотела. Не тогда, когда дело доходит до Патча.


documentabtchhp.html
documentabtcorx.html
documentabtcwcf.html
documentabtddmn.html
documentabtdkwv.html
Документ 11 страница. Он достал пузырек с молочно-белой жидкостью из кармана